Отопительный сезон в Прибалтике: «Зеленое золото» Латвии и «ядерная» зима в Эстонии

Продолжаю публикацию на блоге информацию с портала regnum.ru, посвященную особенностям отопительного сезона в странах Балтии. Сегодня у нас речь пойдет об отопительном сезоне в Латвии и Эстонии.

Латвия

Нет в Латвии иной силы, кроме самой природы, способной остановить рост цен на отопление. Теплая зима — единственное, на что приходится уповать рядовым латвийцам.

Как уверяют поставщики тепла, львиную долю тарифа составляет плата за природный газ, сжигая который они и генерируют тепло. Так, у столичного монополиста — муниципального акционерного общества Rīgas siltums («Рижское тепло»), тариф, по его же подсчетам, на 82% состоит из цены на газ, приобретаемый, в том числе, у частного монополиста на латвийском рынке — АО Latvijas gāze, на 7,11% из выплат по зарплате и соцналогу, на 4,07% из амортизации основных средств и еще на 5,97% из «остальных выплат».

В свою очередь Latvijas gāze никому не раскрывает секрет образования цены на поставляемый из России природный газ, относя его (секрет) к разряду коммерческой тайны. А именно газом преимущественно и отапливается Латвия: 73% латвийских домохозяйств обогревается голубым топливом. В сельской местности и небольших населенных пунктах самым популярным источником энергии являются дрова, которыми топятся печи и котлы в частных домах, а также щепа и гранулы, которые используют для производства тепла местные когенерационные станции. Многие дома отапливаются также электричеством.

Подобный рижскому расклад присутствует и в тарифах других крупных поставщиков тепла, в том числе, тех, что используют для его производства альтернативные газу источники энергии. Например, по данным муниципального АО Daugavpils siltumtīkli («Даугавпилсские тепловые сети»), которое снабжает произведенным из щепы теплом Даугавпилс, около 80% тарифа за тепловую энергию составляет плата за энергоресурсы (топливо, закупаемая тепловая энергия, электроэнергия, вода), а остальные 20% — это затраты на производство и доставку теплоэнергии, в том числе оплата труда, расходы на материалы и текущий ремонт, оплата процентов за кредит и т.д.

В среднем по Латвии централизованно обогревают свои жилища 55-60% домохозяйств. В крупных городах — до 70%. Так, АО Rīgas siltums обслуживает 70% столичного жилого фонда. 2010 год предприятие закончило с оборотом 112 млн латов (158,35 млн евро) и прибылью в размере 4,2 млн латов (5,94 млн евро). Рентабельность на уровне 2-3%, по словам представителя компании Линды Ренце, едва покрывает риск предпринимательской деятельности и позволяет предприятию продолжать начатую политику развития, а именно диверсификацию видов топлива, уменьшение потерь тепла и повышение надежности централизованной системы теплоснабжения. Получаемую предприятием прибыль его руководство рассматривает как страховку на случай ухудшения внешней экономической ситуации, а также необходимое условие для получения долгосрочных и краткосрочных банковских кредитов, без которых Rīgas siltums не сможет продолжать модернизацию и расплачиваться с поставщиками топлива.

В целом Rīgas siltums удовлетворен тем, как потребители расплачиваются за услуги предприятия. Правда, г-жа Ренце не пожелала назвать размер задолженности рижан за отопительный сезон 2010/2011 года, сославшись на ежедневные изменения суммы долга. Что же касается начавшегося отопительного сезона, то, по ее словам, платежная дисциплина несколько ухудшилась по сравнению с предыдущим сезоном: своевременно оплачивается 98,1% счетов. Соответственно 1,9% счетов не оплачены, что на 0,5 процентных пункта больше, чем в прошлом отопительном сезоне (данные по состоянию на середину ноября 2011 года).

В начале года председатель правления Rīgas siltums Нормунд Талцис называл иные цифры: в отопительном сезоне 2010/2011 года компания получила 93% платежей, а годом ранее — 95% («Вести сегодня», 06.09.2011). В начале 2011 года в латвийских СМИ циркулировала не получившая опровержения информация о том, что в период с октября по декабрь 2010 года за отопление расплатились только 45% клиентов Rīgas Siltums: предприятие поставило теплоэнергию на 36 млн латов, но получило лишь 16 млн латов (30,9 и 22,62 млн евро). На начало февраля 2011 года сумма задолженности населения перед Rīgas Siltums составляла около 11 млн латов (15,55 млн евро). А в целом по стране в то время, по данным Союза самоуправлений Латвии (ССЛ), без оплаты оставался каждый четвертый счет за тепло — 25%. Скажем, долг потребителей тепла в Даугавпилсе, втором по численности населения городе Латвии, не успевает рассосаться за лето и увеличивается с каждым новым отопительным сезоном. Так, за минувший отопительный сезон он увеличился на 412,5 тыс лата (583,2 тыс евро), составив в общей сложности 2,287 млн лата (3,23 млн евро).

По последним данным ССЛ, которое опросило 118 самоуправлений Латвии и получило ответы от 93 муниципальных образований, на 1 сентября 2011 года совокупный долг за тепло превысил 25 млн латов (свыше 35 млн евро) — это стоимость отопления за 1,5-2 месяца, сообщил ИА REGNUM советник ССЛ Айно Салминьш. По его словам, за последние 5 лет тарифы на тепло в больших городах выросли в 1,72 раза, а в провинции — в 1,5 раза.

Согласно решению Комиссии по регулированию общественных услуг от 10 сентября 2008 года, тариф на тепло может меняться в сторону, как уменьшения, так и увеличения. Естественно, у каждого производителя этот тариф свой. Так, производитель и поставщик тепла в Лиепае ООО Liepājas enerģija продавал его лиепайчанам в октябре 2011 года за 47,85 лата или 67,65 евро/MWh без НДС, который для рядовых жителей составляет 12%, а для остальных (предприятия и организации) — 22%. По несколько устаревшим данным (на сентябрь), самый низкий тариф — 34 лата или 48 евро/MWh без НДС — был в Валмиере, а самый высокий — свыше 50 латов или 70 евро/MWh без НДС — в Кегумсе, Сигулде и Цесисе. Как подчеркнул Салминьш, это вызвано невыгодными договорами с Latvenergo — латвийским монополистом на ниве производства электроэнергии.

Rīgas siltums в октябре-ноябре этого года продает тепло за 37,41 лата или 52,89 евро/MWh, не считая НДС. При этом, как отмечают в Rīgas siltums, рижский тариф на тепло на 12% ниже таллинского и на 47% меньше вильнюсского.

По словам представителя предприятия г-жи Ренце, в 2011 году число клиентов Rīgas siltums по сравнению с 2010 годом выросло, хотя и не так значительно, как в период строительного бума 2006-2008 годов. За 10,5 месяцев этого года к централизованной теплосети подключился 21 новый объект с общей нагрузкой 16.2 MW, что на 15% больше, чем в 2010 году. Бегства клиентов от Rīgas siltums, по ее словам, не наблюдается, и если за последние 3-4 года сокращение энергопотребления составило 3%, то связано это с мерами по повышению энергоэффективности: установкой индивидуальных теплоузлов и утеплением домов (последних насчитывается не более 30 штук).

Постепенно в Латвии увеличивается доля возобновляемых энергоресурсов в производстве тепла. Президент Латвийской конфедерации возобновляемой энергии Евгений Кисиелс даже говорит о буме. Во многих крупных городах Латвии уже появились или строятся когенерационные станции, работающие на щепе. «Процесс использования зеленой энергии уже не остановить. В Латвии зеленого золота больше, чем в Кувейте — черного», — утверждает Кисиелс.

Даже в Риге, где энергию, в том числе тепловую, производят две газовые теплоэлектростанции, устанавливаются котельные, работающие на биотопливе. После ввода в эксплуатацию ряда новых объектов Rīgas siltums рассчитывает нарастить долю биотоплива в общем балансе с нынешних 6,4 до 20%.

«Если бы в Латвии были талантливые руководители, они бы давно уже отдали преимущество возобновляемым источникам энергии. Производство их на месте решило бы не только проблему дороговизны тепла, но и создало бы рабочие места, и оставило бы деньги внутри страны. По нашим расчетам, платить за тепло не в состоянии 41% домохозяйств Латвии и только 10% самоуправления в состоянии помочь из своих средств. Свыше 30% домохозяйств остается в серой зоне», — сетует Айно Салминьш. По его словам, в такой ситуации радует только одно — зима еще не началась.

На домашней странице Rīgas siltums размещена информация о том, что счета за тепло в октябре 2011 года на 17% меньше, чем в октябре 2010 года, и это несмотря на то, что тариф по сравнению с прошлым годом вырос на 1,8%. А все благодаря тому, что средняя температура воздуха была на 2,8°C выше прошлогодней. За сим следует многозначительное указание — уменьшение на 1% температуры в индивидуальных теплоузлах, которыми оснащены почти 100% зданий, дает экономию платы за отопление в 5%. Другими словами, хотите меньше платить за тепло, надевайте ушанку и душегрейку.

Отопление стандартной 3-комнатной квартиры:

Январь 2010 года — 50 латов (70,7 евро)
Февраль — 72 лата (102 евро)
Март — 47 латов (66,5 евро)
Апрель — 40 латов (56,6 евро)
Май — 20 латов (28,3 евро)
Ноябрь — 23 лата (32,5 евро)
Декабрь — 39 латов (55 евро)

Эстония

Отопление дома — вопрос для жителей Эстонии далеко не праздный: ведь как еще можно спастись поздним холодным вечером, таким, например, как этот ноябрьский — когда за окном уже ниже нуля и холодный, пронизывающий до костей ветер Финского залива напоминает об отдаленном присутствии Северного Ледовитого океана… А ведь есть еще знаменитые российские антициклоны с их неизбежными снегопадами и морозами! Прибавьте к этому неискоренимую противную сырость, идущую из бесчисленных низменностей страны тысячи болот и озер примерно 200 дней в году без солнца, — и вы поймете, почему эстоноземельцам без теплого дома — никуда.

В достопамятные времена эстонцы обогревались на своих угрюмых и черных от дыма хуторах шишками и валежником (остзейские бароны не разрешали рубить господский лес и сурово наказывали за нарушения), а часто и вовсе при помощи совместного «дыхания» с домашним скотом. В общем, те, кто посещал народный музей в Рок аль Маре, поймет, о чем речь. Не случайно, великий русский писатель Александр Куприн, описывая пришедших с обозами в поисках работы в царский Санкт-Петербург эстонок, отмечал, что в котомках у тех помимо каких-то вещичек и еды всегда лежало одно полено — для очага. В городах Эстонии до середины ХХ-го века каждый дом отапливался индивидуально, отчего даже в покрытой лесами Эстонии дрова стоили довольно дорого. Не в последнюю очередь и потому, что на их продажу накладывался довольно высокий денежный сбор вроде «налога на роскошь», здорово пополнявший бюджет тогдашних городских ратуш. Поэтому наиболее распространенным видом топлива оставался торф, продаваемый в брикетах. Возни с ним было немерено: сначала его надо было разгрузить (привозили подводами или на грузовике) в подвал дома (в дровяном сарае он отсыреет либо украдут), затем таскать ведрами к печи, а затем ведрами — уже в виде серого пепла под ближайшую яблоню в саду. Кто-то может сказать: ну, какая это возня, приятное занятие! Однако упрямые факты говорят: как только появилась возможность перейти на централизованное отопление (через районные котельные), «фанатов брикета» поубавилось сразу и неотвратимо. Первый клиент у Таллинской городской центральной электростанции появился сразу же после ее запуска в марте 1913 года. А первый жилой дом был подключен к системе центрального отопления в Эстонии опять же в ее столице 9 октября 1959 года по адресу: улица Кентманни пыйк, 10. С этого дня и берет начало эстонская система центрального отопления.

С широким и массовым распространением центрального отопления (отдельное спасибо СССР — иначе бы до сих пор Таллин и другие города Эстонии топились в индивидуальном порядке, что и сохранилось в таких старых районах столицы страны как Нымме и Каламая) вопрос — топить и чем — отпал сам собой и вообще потерял свою проблемность. Расценки на центральное отопление в СССР были копеечные, и потому никто не следил за энергорасходом и энергосбережением. Все кардинально изменилось после ухода Эстонии из «братских народов союза векового»… Сначала наступил бардак. Раздрай в коммунальном хозяйстве, бесконечные неплатежи, махинации с техникой, топливом, имуществом и прочие «радости начала 90-х» привели отопительную систему эстонских городов в унизительное положение, когда где-то дома топились так, что и в лютую зиму жители открывали окна «чтобы проветрить», а где-то наледь была прямо на стенах спален. Особо памятна зима 1994 года, когда в крупнейшем спальном районе Таллина Ласнамяэ температура внутри квартиры составляла порядка трех градусов тепла, а укутанные в одеяло и пальто жители грелись возле электрообогревателей, которые моментально стали всеобщим дефицитом.

С бардаком удалось справиться, как всегда, рычагами рыночного хозяйствования. Отопительное хозяйство бывшей госсобственности сначала переоформили на муниципальные власти, потом — на связанные с ними частно-муниципальные структуры, потом просто и иногда тупо продали частным фирмам. Сначала эстонским. Те, используя свои связи с госструктурах, например, в Департаменте конкуренции, сумели взвинтить расценки на свои услуги, сделав сам бизнес коммерчески выгодным. Для жителей Эстонии наступили новые времена: цена на отопление стала только расти. Этот процесс с небольшими перерывами продолжается до сих пор. Точных цифр никто не озвучивал, но, по примерной оценке, с 1990 года расценки на отопление в Эстонии выросли более чем в… миллион раз (!!!) в абсолютной величине! По соотношению расходов на отопление к средней зарплате сравнение тоже не в пользу нынешних времен — нынешний домовладелец тратит на отопление в зимний период (берем пиковые температурные показатели января-февраля) примерно до четверти своих доходов, в то время как советские эстонцы тратили на это менее пяти процентов зарплаты.

Последним венцом изменений на рынке отопления Эстонии стала перепродажа крупных активов данной сферы национальной экономики иностранным концернам, специализирующимся на инвест-бизнесе в развивающихся странах и Центрально-Восточной Европе. В качестве типичного примера разберем все ту же Таллинскую теплоцентраль. Ее история — наглядный пример приведенной выше схемы. Начинавшаяся в 1982 году как Таллинское предприятие теплосетей, она в 1993 году была муниципализирована и стала предприятием «Коммунальные теплосети». Затем с небольшими остановками — АО Tallinna Soojus. Финал смены статусов — в октябре 2001 года, когда французский энергетический концерн Dalkia International взял активы Tallinna Soojus в аренду на срок в 30 лет и тут же перекупил предприятие, переиначив его в Tallinna Kute. Кто бы сомневался, но именно Tallinna Kute как дочернее предприятие Dalkia начало эксклюзивно снабжать теплом столицу Эстонии с января 2002 года.

Какой интерес у французов покупать «ужасное с технической точки зрения и запущенное теплохозяйство», спросите вы? Ответ найдем в документации самой фирмы. Учитывая, что в советском Таллине на конечного потребителя работали 48 районных теплоэлектростанций и все теплоцентрали уже были подключены и исправно работали, понятно, что западный концерн пришел не в чистое поле, а уже «на все готовенькое», избежав традиционно самых высоких затрат «нулевого цикла». Оставалось лишь правильно перераспределять получаемые доходы, направляя часть из них на техническое перевооружение котельных и замену труб и систем. Что и делается предприятием до сих пор.

Согласно данным на начало 2011 года, сеть центрального отопления фирмы насчитывает 414 км, из которых 110 км представляют из себя изолированный трубопровод. Реновированы старые или открыты новые 24 малых котельных, 4035 теплоузлов, на все про все — одна Таллинская теплоэлектростанция. Предприятие обслуживает 2900 крупных клиентов (предприятия, квартирные товарищества, учреждения). Чтобы мимо предприятия «мышь не проскочила» ( в смысле — не использовали тепло задаром), установлены на теплоузлах 3829 теплосчетчиков, из которых 265 — с удаленным автосчитыванием. В 2010 году предприятие продало клиентам 1819 гигаВт/час теплоэнергии (рост с 2005 года составил 63 гигаВт/час). При этом около 65% продаваемого тепла производит сама компания, а 35% закупается у других производителей. В своих котельных Tallinna Kute производит тепло из российского природного газа. Возможно, вы посчитаете это издевкой над здравым смыслом, но акционерный капитал всего этого гигантского хозяйства оценен его владельцами в 7,7 млн евро. Учитывая, что данное предприятие «получило Таллин и его жителей» себе в пользование на период до 2020 года (без права перепродажи), стоит признать, что заниженный акционерный показатель в этом смысле интересен лишь с точки зрения выплаты дивидендов, о которых предприятие благополучно умалчивает. Чтобы дополнить информационную картину, стоит уточнить, что Tallinna Kute снабжает тепловой энергией две трети домов в столице Эстонии и околостоличный город Маарду с крупнейшим в Эстонии Новоталлинским торговым портом, а второе в Эстонии дочернее предприятие Dalkia — Erakute — снабжает тепловой энергией восемь эстонских городов.

Чтобы обезопасить свои прибыли от частников-должников, предприятие Tallinna Kute, как и остальные теплохозяйства Эстонии, навязывает квартирным товариществам такой договор, по которому именно с товариществами, а не входящими в него квартирособственниками, строит отношения: на входе в дом стоит счетчик, по которому и выставляется счет всему дому, а уже внутри товарищества счет делится по квартирам. Получается, что квартирное товарищество обязано оплатить долги частного лица предприятию, а затем уже само выбивать эти долги из нерадивого собственника. Каким образом — это Tallinna Kute не волнует. Согласитесь, нюанс, но и тут все решено в пользу коммерческого предприятия, а не людей. Консолидированная прибыль предприятия Tallinna Kute составила в 2010 году 13 млн евро, что почти вдвое превысило результаты 2009 года.

Ну, а теперь о самом главном — о стоимости отопления. С 1 ноября 2011 года действует цена на тепло — 59,73евро за мегаватт/час, установленная в соответствии с решением Департамента конкуренции Эстонии. По сравнению с прежним показателем она увеличена на 2,22 евро. Отопительные предприятия Эстонии устанавливают свои расценки — так, Tallinna Kute установил ее в 69,01 евро за мегаватт/час, подчеркивая, что 20% в этой величине составляет НСО. С первого октября расценки предприятия на подогрев 1 м3 воды составляют 4,01 евро, включая НСО в 20 %. Эксперты не раз упрекали Эстонию в том, что она является самым «жестоким» к своим жителям государством Евросоюза по минимальным расходам на социальную помощь и поддержку — даже Румыния тратит на здравоохранение, пенсионеров и безработных больше в процентной доле ВВП. В нашем случае «жесткосердечность» эстонского государства проявляется еще и в том, что оно не намерено в целях поддержки потребителей теплоэнергии снижать налог с оборота в 20%, как это сделано, например, в соседней Финляндии. Министерство экономики и коммуникаций Эстонии также отвергло предложение муниципалитета Таллина о создании Стабилизационного фонда, из которого можно было бы брать средства на поддержку оказавшихся в затруднительном положении потребителей теплоуслуг из числа квартирных товариществ. Причем просьба была проигнорирована в благополучном 2008 году, после которого ситуация только ухудшалась.

Так, в ноябре 2010 года оказавшаяся в долгах из-за задолженностей фирма по обслуживанию BREM пошла на беспрецедентный шаг — отключила водоснабжение и электричество в 10 квартирных товариществах Таллина и еще 35 пригрозила подобным. Под ударом оказалась и главная контора эстонского телекоммуникационного гиганта Starman, сотрудники которого в позднюю осень 2010 года были вынуждены перебираться из офисов в вагончики. Государство ответило на это гордым высокомерием, предложив всем недовольным разбираться в суде. Понятно, что зима 2012 года принесет не меньше проблем всем жителям Эстонии, которые и так поиздержались в период затянувшегося экономического кризиса. По подсчетам экономистов, стоимость отопления увеличилась за последние годы на 25-40% в зависимости от способов обогрева и фирм отопления, в то время как реальные доходы эстоноземельцев падают с осени 2008 года. Союз местных самоуправлений Эстонии уже назвал предстоящую зиму «ядерной» по возможным последствиям и обвинил как государство, так и производителей тепла в равнодушии и эгоизме. По мнению доктора экономических наук Владимира Вайнгорта, эстонские города идут к гуманитарной катастрофе, а их жители — к углублению обнищания. По его расчетам, в предстоящем 2011-2012 отопительном сезоне оплата отопления займет более половины семейного бюджета у многих семей, уничтожив другие виды внутреннего спроса, а вместе с ним малый бизнес и налоговые поступления в городские бюджеты. Плакать или кричать о проблемах с задолженностью, прикрываться социальным статусом или льготами в Эстонии бесполезно — «твои проблемы, милый». В истории современной Эстонии известны случаи, когда из-за задолженностей перед теплосетями отключались целые районы и населенные пункты в глубинке. Душераздирающие репортажи журналистов о матерях, которые зимой укутывают малышей одеялами и тряпками в квартирах с отключенными батареями теплоцентрали, публикуются каждую зиму регулярно, но воз и ныне там: государство самоустранилось от проблем простых людей, рекомендуя тем «пересмотреть свои расходы» или «увеличить доходы».

В качестве конкретного примера расходов рядового жителя типичного многоквартирного дома в Таллине на отопление используем трехкомнатную квартиру площадью 70 кв метров. Итак, согласно данным официального счета, выставленного владельцу такой квартиры в многоквартирном доме, обслуживаемом Tallinna Kute, стоимость отопления составила в нынешнем ноябре из расчета 0,543 евро за кв.м — 38,01 евро. Сумма небольшая, учитывая, что выставлена она за октябрь, когда сильных морозов не было, как и минусовых ночных температур. Кроме того, квартирное товарищество строит расчет по отоплению по собственно разработанной схеме, которая увеличивает суммы по мере снижения температуры за окном. Для сравнения сообщим, что в пиковый холодный период в феврале 2011 года расчет составлял 1,206 евро за кв метр, то есть 84,42 евро, а в феврале 2010 года, наверное, одном из самых холодных за десятилетие, и вовсе — 1,920 евро за кв метр, то есть 134,4 евро только за отопление. Вместе с остальными услугами квартировладелец платил в тот ужасный февраль порядка 250 евро, и многие до сих пор с содроганием вспоминают тот счет. Чтобы уменьшить коммунальные счета, квартирные товарищества с одобрения квартировладельцев стараются как можно раньше отключить теплообогрев (обычно — уже с первого мая) и как можно позже его включить (в нынешнем году, например, 10 октября). Получается весьма солидный люфт времени — пять с лишним месяцев, в течение которого конечный потребитель «отдыхает» от сумасшедших счетов и переводит дух, готовясь к новому отопительному сезону… Естественно, что при первой возможности, а чаще всего в кредит квартирные товарищества Эстонии стараются обновить инфраструктуру домов на предмет повышения энергоэффективности и снижения затрат: утепляют внешний фасад, заменяют окна и двери в подъездах и подвалах, заменяют трубы и теплосистемы с радиаторами… Есть и приятный момент: Эстония на деньги еврофондов реализует программу льготного кредитования (на условиях 75 %-го со-финансирования) по закупке энергосберегающих технологий и оборудования у западных фирм и их установке в многоквартирных домах. К сегодняшнему дню программой KredEx уже воспользовались 200 товариществ Эстонии. Многие квартирные товарищества вынуждены признать, что условия со-финансирования KredEx им попросту не по плечу. Точнее, не по карману. Также стоит отметить, что с января 2009 года обязательным для всех многоквартирных домов Эстонии, общая площадь которых превышает 1000 кв. метров, является энергоаудит согласно директивы Евросоюза ЕС 2002/91/ЕС, оплачиваемый самими домовладельцами. С 2009 года без документа энергоаудита запрещены все сделки с недвижимостью на территории ЕС.

Безусловно, мы намеренно не затронули в обзоре тех частных домовладельцев, которые отапливают свои дома самостоятельно. Во-первых, тут тоже есть свои нюансы и свои расценки, например, дрова и торф подорожали за все тот же период на 30-80 %. Кубометр сухих дров стоит более 65 евро, не считая доставки и налогов. Во-вторых, частник может в случае чего и вовсе не топить или топить еле-еле, что и делается многими из них, когда, допустим, второй этаж на зиму и вовсе закрывается. Есть современные дома, построенные после 2003-2005 годов, с уже использованными новыми технологиями энергосбережения и энергоэффективности, близкой к стандартам Северных стран (150 кВт/ч за отопительный сезон при среднеэстонском — порядка 250 кВт/час), однако их количество не является большим и не влияет на общую картину кардинально. Частные домовладельцы обычно хвастают энергоэффективностью своих новеньких домов, с удовольствием демонстрируя гостям новомодные технологии отопления, например, древесные топливные гранулы пелетты или котлы конденсационного типа европейского производства. Красивые и блестящие механизмы, теплота в красивом новом доме, безусловно, производят впечатление, но как тут не вспомнить, что в Великобритании, где данные системы являются обязательными с 2005 года, уже пришли в негодность более 100 тысяч домашних котельных. Причем, по забавной причине — наступление холодов сразу после завершения гарантийного срока эксплуатации. Неудобства и расходы — внезапные и весьма солидные — вряд ли можно считать лучшей рекламой для прежде такой красивой картинки, как и неизбежное ухудшение функций энергоэффективности и энергосбережения по мере старения дома и его инфраструктуры. Как говорят в таком случае циники: «Давайте посмотрим на эти чудо-домики, сделанные из алюминиевых реек и зашитые гипсокартоном, через лет 20-30, когда стекловата полезет из всех щелей, а котел начнет чадить как паровоз». Именно поэтому такие люди считают некорректным сравнивать все еще стоящие полувековые «хрущевки» с новостроем второй половины 2000-х годов.

Оставьте комментарий