Муж Керсти Кальюлайд годами не платил квартирному товариществу за свою квартиру в Ласнамяэ

Прикольную новость выдали сегодня «на-гора» журналисты газеты «Õhtuleht» (оригинал статьи на эстонском языке желающие найдут здесь). Данная новость, на мой взгляд, из разряда «Богатые тоже плачут» и состоит как бы из двух частей — оптимистичной и пессимистичной.

Первая оптимистичная часть новости заключается в том, из сегодняшней статьи народ Эстонии собственно узнал о том, что у супруга нынешнего президента Эстонии — Георгия-Рене Максимовского, кроме находящихся в совладении жилого дома с земельным участком 1400 квадратных метров в Таллине на улице Тихазе (Tihase), что находится в Кристийне, и земельного участка площадью 3 гектара в деревне Андинеэме (Andineeme), находящейся в волости Куусалу (Kuusalu), есть ещё и собственная квартира площадью 33 квадратных метра на улице Махтра, что находится в Ласнамяэ.

Понятно, что наличие у супруга президента собственной квартиры в Ласнамяэ — это вполне ясный и отчетливый сигнал этому самому «простому народу» о том, что его новый президент не только является выходцем из этого самого народа, но еще и очень близка к этому самому народу, ибо, как следует из опубликованной новости, супруг президента не гнушается иметь квартиру в Ласнамяэ (а, может быть, иногда даже и жить в этой квартире!), то есть в районе, который за последнее время стал для эстонских СМИ буквально «притчей во языцех», что, впрочем, никогда, на мой взгляд, не мешало эстонцам, приезжающим из уездов с целью «завоевания Таллина», покупать себе здесь квартиры и спокойно в них жить вплоть до момента накопления ими нужной суммы для покупки собственного дома или даже опять-таки квартиры, но только в «более престижном» (с точки зрения эстонцев) районе — Пирита, Нымме или Виймси …

Правда, вторая часть сегодняшней новости выглядит в изложении журналистов газеты уже более пессимистичной, чем оптимистичной, ибо она характеризует собственника этой ласнамяэской квартиры с далеко не лучшей его стороны. К сожалению, как выяснили журналисты, муж президента Керсти Кальюлайд — Георгий-Рене Максимовский (Georgi-Rene Maksimovski) годами не платил квартирному товариществу того самого дома, где находится его квартира, за коммунальные услуги. Во всяком случае первые сведения о его долге относятся к концу 2011 года, когда его долг перед квартирным товариществом составил 913,34 евро, потом что-то за квартиру все-таки снова платилось, но тем не менее долг продолжал расти и на конец 2014 года долги Георгия-Рене Максимовского за эту квартиру выросли до 2544 евро, то есть до астрономической по ласнамяэским меркам суммы, что автоматически превратило супруга нынешнего президента в самого крупного должника этого махтраского дома.

Потом в 2015 году за квартиру что-то опять платилось и эти платежи позволили долгу уменьшиться к концу 2015 года до 1054 евро. Учитывая, что долг другого должника, имевшегося в доме, тоже задолжавшего квартирному товариществу и занявшему в итоге в домовом рейтинге должников почетное второе место, составлял всего-навсего какие-то жалкие 650 евро, терпение правления квартирного товарищества по отношению Георгию-Рене Максимовскому наконец лопнуло и правление было вынуждено обратиться за взысканием долга к судебному исполнителю, который и положил конец этому долговому беспределу, наложив в июне 2015 года запрет на любые сделки, связанные с недвижимостью, принадлежащую Георгию-Рене Максимовскому, что, вероятно, в итоге и заставило злостного должника пересмотреть свое отношение к своему долгу в положительную для своих соседей сторону.

В настоящее время, как пишет «Õhtuleht», в квартирном товариществе наотрез отказываются вообще говорить об этой квартире, утверждая, что с квартирой никаких проблем нет и сейчас по ней нет не только долгов, а даже наоборот — внесена предоплата в сумме 2000 евро. Кстати, советник президента по общественным связям Таави Линнамяэ (Taavi Linnamäe) тоже подтверждает, что в настоящее время все имевшиеся долги по данной квартире погашены и объясняет данную проблему исключительно просто человеческой небрежностью — типа квартира стояла пустой и Георгий-Рене Максимовский этой проблемой постоянно не занимался (… tegu oli lihtsalt inimliku hooletusega – korter seisab tühjalt ja Georgi-Rene sellega pidevalt ei tegelenud). Каково объяснение? Убедительно, правда? 🙂

В заключение. У русского народа есть хорошая пословица, которая, на мой взгляд, очень подходит к ситуации, описанной в сегодняшней статье. Эта пословица гласит, «от тюрьмы и от сумы никогда не зарекайся», и означает, что в нашей жизни все возможно и никто из нас не застрахован от того, чтобы не попасть в тюрьму или не стать нищим. Ну, а христианские заповеди и вовсе требуют от нас сострадания и милосердия к попавшим в подобные ситуации. Помните? «Кто из вас без греха, пусть первый бросит в нее камень!» Я хорошо помню о пословице, которую вам процитировал выше, и хорошо помню о заповеди, призывающей к сочувствию по отношению к ближнему. Но тем не менее у меня почему-то нет ни капли сочувствия к «герою» сегодняшней истории. В этой истории мне по настоящему жалко только тех людей, которые волей судьбы попали в один дом с Георгием-Рене Максимовским и вынуждены были годами оплачивать коммунальные услуги по его квартире из своих собственных карманов.

Почему у меня нет сочувствия в должнику? А потому что в нашем «обществе равном возможностей» я уже не раз за свою жизнь мог убедиться в том, какими беспощадными бывают зачастую наши власти и общество к провинностям «людей попроще» и как снисходительны они же бывают к прегрешениям «сильных мира сего», которым в Эстонии позволительно чаще всего буквально все. Я уверен в том, что в большинстве эстонских квартирных товариществ подобный хронический должник давно бы лишился своей квартиры, как только сумма его долга превысила сумму за два месяца — тут же мы видим только снисходительность и «понимание ситуации», вызывающие вопросы. К сожалению, принцип «понять и простить» действует! Есть и другой вопрос в этой истории, который я тоже не могу сейчас не задать. Вопрос элементарный. Если наш нынешний президент, будучи аудитором с многолетним стажем (2004-2016 Euroopa Kontrollikoja Liige), не может навести элементарный порядок с оплатой счетов в своей собственной семье, то в состоянии ли она контролировать других в Эстонии и нести ответственность за нашу страну в целом. А главное — есть ли у неё при данных обстоятельствах на это моральное право? Как вы считаете?

Дополнение от 27.01.2017 :

Сегодня, 27.01.2017, портал delfi.ee опубликовал информацию, касающуюся доходов президента Керсти Кальюлайд, получаемых ей сейчас, а также тех, которые она получала во время её пребывания на должности члена Европейской счетной палаты. На мой взгляд, цифры доходов человека, который не был предпринимателем, а был обычным чиновником (пусть и достаточно высокого ранга) способны впечатлить большинство жителей Эстонии, привыкших к достаточно скромной жизни от зарплаты до зарплаты, не превышающей у большинства из них тысячи евро.

Информация, опубликованная порталом delfi.ee, ещё раз подтверждает, семья президента Керсти Кальюлайд никогда не испытывала материальных трудностей — ни сейчас, ни в прошлом. Что это означает? Это означает только одно — многолетние долги мужа Керсти Кальюлайд — Георгия-Рене Максимовского за его ласнамяэскую квартиру были обусловлены, чем угодно, но только ни трудным материальным положением семьи нынешнего президента. Если бы семья президента реально испытывала бы в прошлом материальные затруднения, тогда наличие многолетних долгов за квартиру можно было хоть как-то объяснить и понять с общечеловеческой точки зрения, но иметь годами долги за квартиру при окладе 20000 евро в месяц …

Статья с портала Delfi.ee :

Президент Кальюлайд в добавок к зарплате получает 12 000 евро пособия

Керсти Кальюлайд получает президентскую зарплату суммой более 5200 евро в месяц. В добавок к этому на протяжении следующих трех лет она будет получать ежемесячное пособие от Европейской счетной палаты.

Пресс-служба Европейской счетной палаты сообщила Delfi, что, согласно законодательству Евросоюза, бывшие члены счетной палаты имеют право получать так называемое переходное пособие на протяжении трех лет после ухода с должности.

Цель данного пособия — гарантировать финансовую защищенность сотрудников палаты после их ухода с работы. Пособие выплачивается до того времени, пока сотрудник не устроится на работу с зарплатой такого же уровня, или пока не подойдет к концу трехлетний срок выплаты.

Размер пособия зависит от того, как долго сотрудник проработал в счетной палате. По словам пресс-секретаря президента Таави Линнамяэ, Керсти Кальюлайд проработала в счетной палате более 12 лет, поэтому она получает пособие в размере 60% от заработной платы (так как на новой должности она получает меньшую зарплату — прим. ред.).

Таким образом президент Кальюлайд получает ежемесячно 5200 евро зарплаты и около 12 000 евро пособия, так как, согласно данным, ее зарплата в Европейской счетной палате составляла 20 000 евро.

Для сравнения, вступившая в 2009 году в должность президента Литвы Даля Грибаускайте отказалась от половины своей президентской зарплаты, которая составляла около 6100 евро. Аргументировала она это тем, что половина зарплаты полностью покрывает ее нужды, так как кроме президентской зарплаты она получает пособие суммой 7900 евро как бывший еврокомиссар.

Стоит отметить, что новый представитель Эстонии в Европейской счетной палате Юхан Партс будет получать подобное пособие только два года, так как законодательство было изменено.

Оставьте комментарий